?

Log in

No account? Create an account

Пред. | След.

Благодаря участникам группы во Вконтакте Студия GHIBLI: Хаяо Миядзаки, Исао Такахата пресс-конференцию Хаяо Миядзаки перевели на русский язык, за что им и спасибо. Читайте ниже у нас или непосредственно у авторов перевода (Масатака Хикита, Екатерина Патюкова, Юлия Фальтер, Татьяна Серова, Георгий Жуликов).

Перевод: Масатака Хикита










Хосино: Пожалуйста, Миядзаки-сан, вначале несколько слов.

Миядзаки: Значит… «Официальная речь о завершении карьеры»… Я бы сказал, что слово «официальная» явно лишнее. В общем, подробно посмотрите копии, которые всем раздавали по залу.
Здесь лучше я буду отвечать на ваши вопросы, чем я сам что-то расскажу. Но позвольте только одно слово. Я до сих пор много раз заявлял о завершении своей карьеры. Поэтому, некоторые люди, наверное, думают ― «Ну, опять начинается!». Но в этот раз серьезно (Общий смех в зале.) Пожалуйста, Сузуки-сан.

Сузуки: Здравствуйте. Спасибо большое, что пришли. Понятно, то, что началось, когда-то обязательно закончится. По моему мнению, было бы хорошо сейчас объявить о завершении карьеры Миядзаки-сан, которого поддерживают разные люди. Я думаю, что наше решение правильное.

Вас, наверное, интересует один вопрос: «А что с будущим Студии Гибли»? Сейчас мы работаем над фильмом «Повесть о принцессе Кагуя» Исао Такахаты (Премьера планируется 23-го ноября). Пока не могу подробно сказать, но мы сейчас готовимся к еще одному фильму к лету следующего года. Вот, от меня эти две новости.



Перевод: Екатерина Патюкова

В: Узнав о Вашем уходе с поста режиссёра студии Гибли, молодое поколение выражает Вам свою благодарность и надеется, что Вы измените своё решение. Что Вы можете ответить детям, какое напутствие им дадите?

М: Я рад, что это так. Я надеюсь, что они и дальше будут смотреть фильмы, выпускаемые нашей студией. Спасибо.

В: Я прочитала Ваше официальное сообщение об уходе, в нём сказано, что Вы больше не будете выпускать фильмы, это так? Есть ли вероятность, что Вы вернётесь к созданию мультфильмов? Какая идея сможет Вас увлечь?

М: Я думал, что моё обращение написано достаточно понятно (смеётся). Оно означает, что я свободен и волен ничего не делать. Но, до тех пор, пока я могу водить машину, я планирую каждый день приезжать на студию. Если я почувствую желание что-либо создать, и у меня будут силы воплотить это в жизнь, я это сделаю. Но сейчас мне нужен отдых, я хочу взять паузу. Я могу лишь надеяться, что со временем я захочу прервать свой отдых, но, дав слово сейчас, есть вероятность, что я не смогу сдержать обещание. Надеюсь на ваше понимание.

В: В 1984 году был выпущен мультфильм «Навсикая из долины ветров». Планируется ли выпуск сиквела к этому фильму?

М: Нет.

В: (от корреспондента из Кореи) У Вашего творчества много поклонников в Корее, я один из них. Что Вы сейчас хотели бы сказать своим корейским поклонникам? В последнее время в прессе активно обсуждается Ваш фильм об истребителе Zero, какие Вы можете дать разъяснения на этот счёт?

Мт: Думаю, посмотрев фильм, вы получите ответы на все вопросы и сможете понять, что я пытался донести до зрителя, поэтому не дайте словам [недоброжелателей] вас одурачить. Я надеюсь, что каждый сможет сходить в кинотеатр и насладиться просмотром. Таково моё послание корейской аудитории.

В мире великое множество культур и стран, мы это признаём и ценим. В то же время, в фильме «Ветер крепчает» события разворачиваются на фоне вступления Японии в эру милитаризма. Моя семья (да и я со временем) ощутила на себе произошедшие изменения. Я решил выпустить этот фильм в качестве ответа на чувства, которые вызывали у людей те события. Если вы сможете посмотреть фильм, я верю, что вы поймёте смысл, вложенный в него. Поэтому купите билет в кино и просто посмотрите фильм «Ветер крепчает».

В: Я читал, что Вы участвовали в создании персонажей для сказки Такахаты-сан «Принцесса Кагуя». Будете ли Вы в дальнейшем разрабатывать дизайн персонажей, давать советы, генерировать идеи или иным способом участвовать в процессе создания фильмов студии Гибли?

М: Нет.

В: Миядзаки-сан, Вы неоднократно повторили, что на этот раз Вы серьёзны (в решении уйти на покой). В чём принципиальная разница между Вашими прошлыми заявлениями и нынешним?

М: В официальном заявлении я отметил, что с премьеры «Рыбки Поньо» до выхода «Ветер крепчает» прошло пять долгих лет. В течение этого времени, я не занимался другой работой: не писал сценарии, рисовал мангу лишь в качестве хобби и снимал короткометражные фильмы для музея Гибли. Но это заняло пять лет! Если я решу снимать новый фильм, на это уйдёт более пяти лет. Причиной тому является мой возраст. В следующий раз на создание фильма уйдёт шесть, может семь лет. Через три месяца мне будет семьдесят три года, и, если на производство следующего фильма у меня уйдёт семь лет, мне будет восемьдесят, когда его увидит мир. Я встречался с мистером Казутоси Хандо, известным писателем и экспертом по современной японской истории, на тот момент ему было восемьдесят три года, но у него был по-прежнему острый ум, он ясно выражал свои мысли. Я также надеюсь сохранить ясность ума к восьмидесяти трём годам, и поэтому выразил надежду, что смогу работать следующие десять лет, но я не уверен, что смогу работать в том же ритме, что и прежде. Поэтому я считаю, что снял свой последний фильм. Если я объявлю, что хочу снять новый фильм, это прозвучит как глупость, сказанная стариком.

В: Как Вы преподнесли Сузуки-сан [Тосио Сузуки – исполнительный директор студии Гибли] весть о Вашем уходе?

М: Я точно не помню, кажется, я сказал, что больше не могу снимать фильмы, а он сказал: «Неужели?». Но я говорил это неоднократно, поэтому не знал, поверил ли он мне на этот раз. Когда мы создавали студию Гибли, у меня не было намерения заниматься этим так долго, много раз поднимался вопрос об уходе. На этот раз на создание нового фильма может уйти семь лет, наверное, поэтому Сузуки-сан понял, что я не шучу.

С: Я точно не помню наш диалог. 19 июня была готова исходная копия фильм «Ветер крепчает», и, мне кажется, Миядзаки-сан рассказал мне о своём решении после того, как работа была закончена. Когда Миядзаки-сан касался этого вопроса в прошлом, после выхода других фильмов, он говорил: «Это будет мой последний фильм». Я не могу сказать, какими словами он это говорил, но я чувствовал, что он говорит не серьёзно. Но не в этот раз.
Прошло тридцать лет с момента выхода «Навсикаи из долины ветров», за это время многое произошло, руководство студии Гибли рассматривало варианты по улучшению фильмов, выпускаемых студией. Но сейчас, впервые за тридцать лет, появилось некое напряжение, поэтому, когда Миядзаки-сан сообщил о своём уходе, я даже успокоился (смеётся). Будь я молод, я стал бы уговаривать или останавливать его, но нынешний я лишь искренне поблагодарил его за проделанную за эти годы работу.
Я же должен работать дальше и представлять следующий фильм студии – сказку «Принцесса Кагуя». Перед тем, как анонсировать этот фильм, мы обсуждали, каким образом должна пройти презентация «Принцессы Кагуи». Однако, прежде, чем представить вам новый фильм Такахаты-сан, мы должны были решить, как сообщить об уходе Миядзаки-сан. Решено было сделать это после того, как выйдет «Ветер крепчает».
В первую очередь, эту новость узнали сотрудники студии, после чего нужно было сообщить средствам массовой информации. Первоначально предполагалось, что об уходе Миядзаки будет сообщено в день премьеры фильма «Ветер крепчает», но подобный шаг усложнил бы ситуацию. Поэтому было принято решение сообщить об уходе через некоторое время после того, как фильм будет принят и оценён. Время для сообщения также было выбрано – начало сентября.

Перевод - Юлия Фальтер






***

















В: Многие тайваньские туристы приезжают в Японию и обязательно посещают музей Ghibli. Они говорят, что это чудесная достопримечательность, которую каждый турист должен увидеть! Тайваньские поклонники очень сожалеют о Вашем уходе на пенсию. А на пенсии ведь у Вас будет много свободного времени - не намереваетесь ли отправиться в заграничные путешествия, общаться с фанатами за морями-океанами, ничего подобного не планируете?

М.: Музей Ghibli, выставки в нём и всё такое... Да, мне хотелось бы заняться этим теперь. Возможно, на добровольных началах, но хотел бы поучаствовать. Может, меня самого выставят в музее :))) Но лучше всего будет, если вы будете приезжать и посещать музей. Мы очень вам за это признательны.

В: У меня вопрос к г-ну Судзуки. Снимая "Ветер крепчает", ожидали ли Вы, предполагали каким-то образом, что это будет последний фильм, т.е. были ли у Вас намерения сделать заключительным "Поньо". И к г-ну Миядзаки: это Ваш последний фильм - и случайно ли это, хотели ли Вы этим что-то сказать?

С.: "Ветер крепчает"... Вы спрашиваете, ожидал ли я, что он будет последним... Я столько работал над фильмами с г-ном Миядзаки, и зная его характер, я думал, что он будет продолжать и продолжать снимать фильмы, до самого конца, до ухода из жизни! Конечно, всё идеально в таком случае делать невозможно, но я думал, что он так или иначе всё же был бы вовлечён в процесс создания. С другой стороны, знаю г-на Миядзаки 35 лет - и так чувствую - когда он хочет предпочесть что-то иное, сделать что-то иначе, он обдумывает решение, он сообщает всем остальным, и потому, возможно, завершая этим фильмом свою режиссёрскую карьеру, он просто говорит, что хочет заниматься чем-то ещё. Мы обсудили всё, определились, и когда фильм «Ветер крепчает» был готов, то обнародовали новость. Это было в моих ожиданиях, и я воспринял всё довольно естественно, легко.

М.: А я очень стремился сделать этот фильм, не думая, чем буду заниматься после него, я только думал всё время, действительно ли его стоит делать, вот это для меня точно было очень неоднозначным моментом.

Кажется, кто-то в том конце комнаты хочет задать вопрос...

В: Я из России, хотел бы спросить г-на Миядзаки. Вы в предыдущем интервью упоминали о влиянии, оказанном на Вас знаменитыми заокеанскими мультипликаторами и Норштейном в частности. Не могли бы Вы рассказать побольше о том, как именно на Вас повлиял этот российский мультипликатор, которого мы также высоко ценим?

М.:Норштейн... Как на меня повлиял режиссёр Норштейн... Он мой друг, но и тот человек, которому я не хотел бы уступать. Не знаю, верно ли я подобрал слово... Он продолжает свою работу. Я пригласил г-на Такахату присоединиться ко мне, а он ответил — ни в коем случае. Думаю, что г-н Такахата тоже из тех, что продолжает несмотря ни на что...

В: Вопрос к г-ну Миядзаки. Вы создали множество мульфильмов, но если бы Вас попросили выбрать какой-нибудь один, самый любимый, какой бы это был? И присутствует ли во всех Ваших работах определённый посыл, который Вы хотели бы донести? Последовательный, из фильма в фильм – если такой есть, поделитесь им с нами?

М.: Ну... «Ходячий замок Хаула» представляется мне самым объёмным, сильным по образности. Это мир игры, но я превратил это в драму, перенёс игровой мир в драму, и мне пришлось побороться... Возможно, изначальная точка отсчёта была неправильной, но я создал план и работал по нему. Огромное количество детской литературы повлияло на меня, привело меня в этот мир. Разные виды детской литературы... И главным образом я хотел бы донести до детей эту идею, что жизнь стоит того, чтобы жить. Это основа всего моего творчества, под неё подстраивалось всё.

В: Г-н Мияздаки, Вы создали множество фильмов, чьё действие происходит в Италии. Это потому, что Вы любите её? Это был первый вопрос. А ещё — но это просто мой комментарий – г-н Хандо, г-н Хиросава... было бы хорошо, если бы Вы смогли передать это ему... если ваша творческая жизнь продлится ещё 20-30 лет, будет великолепно :))) А также музей Ghibli... Вы работаете его исполнительным директором, и посетители были бы счастливы, если бы Вы остались на этой должности и управляли музеем.

М.: Я люблю Италию – во-первых. В ней есть удивительно хаотичные области, к примеру [нрзб]. У меня там друзья, там очень вкусная еда, женщины шикарные. Эта страна может быть и довольно страшной, но она всё равно мне нравится. А во второй части вопроса Вы упомянули г-на Хандо, смогу ли я связаться с ним через десять лет... Я бы очень желал продолжать работать ещё десять лет, но если я буду требовать большего, не знаю, сколько времени Хандо-сан будет рядом, но он так или иначе на десять лет нас опережает, и я надеюсь, что он будет продолжать работать, находясь на шаг впереди. А если бы я стал директором музея Ghibli вместо того, чтобы вот так всех приглашать... Там выставлено много экспонатов, которые устарели, нуждаются в реставрации, например, выцвели от чистки... Думаю, я смог бы над этим поработать, я нуждаюсь в такой работе, собственными чернилами и красками. Вот чем бы я позанимался – если будет время. И что я всегда считал своим долгом. Экспонаты чистят и моют каждый день, это необходимо, но они выцветают от этого со временем – кажется, что от самого времени – и если вернуть хотя бы каким-то из них блеск, определённые отделы музея преобразятся, это будет привлекать детей...Чтобы поддерживать жизнь музея, надо трудиться над каждой мелочью, деталью, и я чувствую, что должен этим заниматься.

В: У меня вопрос к г-ну Миядзаки. Работу режиссёром полнометражной анимации Вы завершаете, но, возможно, будете иногда создавать короткометражные ленты? Хочу понять, будете ли Вы вовлечены в их создание. И к г-ну Судзуки. По-моему, студия была основана для производства фильмов Такахаты или Миядзаки, и новый фильм выходит в следующем году, и г-н Такахата говорит, что он будет заключительным и лучшим. Но учитывая то, что г-н Миядзаки уходит, будет ли это полнометражный фильм?

М.: Как написано в моём официальном заявлении, я свободен, работаю я или нет, я захотел заниматься другим – и начинаю заниматься другим, не анимацией.

С.: Что касается второго вопроса – полагаю, Вы хотели спросить, что мы собираемся делать как студия в будущем, и ещё раз повторю, что отметил ранее: после «Принцессы Кагуи» я приступаю к воплощению следующего плана. Я чуть помоложе г-на Миядзаки, мне 65 лет сейчас, а он уже совсем пожилой человек, и сколько бы ещё он смог продолжать? А задача перед студией Ghibli стоит такая – люди, которые в ней работают, их взгляды на будущее, каким они его представляют, это и должно определить, что мы будем делать в этом самом будущем.

М.: О будущем студии... Поскольку нет давления сверху, по моим ожиданиям, молодые люди, молодой персонал будет воплощать новые образы, иначе всё бессмысленно, даже если Судзуки-сан что-то делает. У меня были в своё время грандиозные планы, огромная целеустремлённость, и от подобных качеств в молодом персонале многое зависит. Судзуки-сан не будет этому противостоять. Итак, всё зависит от энтузиазма, целеустремлённости, работоспособности, компетентности персонала.

В: Итак, «Ветер крепчает» будет последним полнометражным фильмом. А есть ли другие полнометражки, другие фильмы, которые Вы хотели бы снять, но не имеете возможности? Были ли подобные планы?

М.: Масса такого. Того, над чем я уже не смогу работать. Есть причины, по которым мы за это не брались. Есть идеи, которые внезапно приходят мне в голову, но я не хотел бы о них распространяться публично.

Перевод - Татьяна Серова





***

















В: Отвечая на один из вопросов, Вы сказали, что Вы свободны. И еще, что у Вас есть, чем заняться. Не могли бы Вы рассказать немного подробнее, что конкретно Вы хотели бы сделать?
И еще один вопрос. Вы своими работами передали много посланий, идей, из Японии остальному миру, я думаю, очень ценных. Есть ли у Вас планы в будущем продолжать делать это другими способами?

М: Ну, у меня есть планы. Но если не удастся их осуществить, будет неловко. Так что я сейчас не буду говорить, о чем они. И я не хочу быть представителем культуры. Я хочу быть просто папашей, работающим на фабрике.
И хочу продолжать этим заниматься. Так что у меня нет намерений или желания передавать какие-либо сообщения. Я не представитель культуры.

В: На данный момент, Вы прекращаете работу и собираетесь отдыхать. Так ли это? Такое впечатление сложилось после прочтения официального заявления.
Второй вопрос касается фильма "Ветер крепчает". Я видела его в кинотеатре, и знаю, что Вы упомянули о своих впечатлениях от землетрясения 2011 года и аварии на Фукусиме, а также о том, как они повлияли на создание фильма.

М: Идея фильма "Ветер крепчает" не была навеяна ни землетрясением, ни ядерной аварией. Идея существовала до этих событий. Кажется, я уже где-то об этом говорил, но, думаю, нас догнала эпоха и промчалась мимо, пока мы работали над этим фильмом. И еще, когда я говорю о перерыве или об отдыхе, то мой отдых не похож на то, что считают отдыхом другие люди. Когда я работаю над тем, что мне нравится, сама работа и становится отдыхом или перерывом. Если я буду просто лежать и ничего не делать, это будет утомительно! Так что, в качестве мечты... Я надеюсь, что смогу пройти пешком весь путь до Киото. Но, возможно, мне не удастся пройти дальше середины. Иногда я об этом мечтаю. Но, чувствую, это не получится исполнить.

В: В своем ответе Вы сказали, что эпоха догнала и обогнала Вас при работе над фильмом "Ветер крепчает". Не связан ли Ваш уход с этим?

М: Нет, не связан. Возможно, вы не знаете, что мы делаем, как режиссеры анимации. Хоть я и режиссер, но я работаю по-другому, потому что я был аниматором. Мне надо рисовать, чтобы выразить свои мысли. И что происходит - я должен снять очки, и вот так рисовать, и приходится рисовать целую вечность. И не важно, как ты занимаешься спортом и поддерживаешь свое тело в хорошем состоянии - очень сложно сохранять концентрацию, и она снижается год за годом. Если сравнивать с Поньо, сейчас я встаю из-за стола на 30 минут раньше. А в будущем, мне придется вставать намного раньше.
Это происходит из-за физического старения, которого невозможно избежать. Вы можете быть разочарованы, можете спросить, почему я не делаю это по-другому.
Но если бы я нашел другой способ,я бы уже им воспользовался.Единственный способ по-прежнему этим заниматься - то, как я всегда это делал.
И так как теперь это стало тяжело делать, я не смогу больше создавать полнометражных фильмов.

В: Начиная с "Замка Калиостро" и заканчивая фильмом "Ветер крепчает", в Вашей фильмографии поднимаются темы разрушения чего-то, а также изменения мира, влияния на него. Есть такое направление в японской анимации, называемое Cool Japan. Что Вы думаете по этому поводу?

М: Я должен извиниться, но моя работа предполагает, что я проживу всю жизнь не смотря никаких фильмов и ТВ. Я только слушаю немного радио по утрам. Я пролистываю газеты, но не смотрю ни на какие медиа, пока работаю.
Это может быть удивительно, но я не слежу ни за какими СМИ, так что у меня действительно нет никакого представления о позициях японской анимации.
Думаю, вы сможете разделить мои чувства. Это то, что я не могу не упомянуть. Например, если в кинотеатре студии показывают пару фильмов, я ухожу в середине, потому что будет лучше, если я поработаю,
вместо того, чтобы досматривать до конца. Так что, это может и не заслуживает уважения, но так как я такой человек, думаю, сейчас пришло время мне отойти от дел.

В: Вы сделали заявление о своем уходе, но в прошлом режиссеры уходили без таких объявлений. Какова была основная причина вашего объявления?

М: Я не собирался объявлять о своем уходе, я просто сказал своим сотрудникам, что собираюсь уйти. В результате этого, продюсер спросил меня, собираемся ли мы отвечать на все запросы об интервью. Было бы очень сложно, если бы ему пришлось отвечать всем индивидуально. И я собрался сделать пресс-конференцию в своей мастерской, но мы поняли, что так много репортеров не поместятся в мастерской. В студии есть комната для собраний, но она тоже был мала для пресс-конференции. Так что в итоге мы решили устроить пресс-конференцию здесь. Но так как мы делали эту пресс-конференцию, нужен был какой-то материал, поэтому мы написали это официальное объявление об уходе.

Когда я показал его продюсеру, он его одобрил и предложил скопировать его, вот почему мы его распространили. Но у меня не было намерения организовывать это как событие.

В: Мой вопрос к Судзуки и Миядзаки. Если возможно, хотелось бы получить ответ сперва от господина Судзуки, а потом от Миядзаки. Вопрос касается соотношения коммерческого успеха и эстетики. Не могли бы Вы как продюсер описать это относительно стиля фильмов Миядзаки?

И еще, не могли бы Вы немного поговорить о влиянии, которое фильмы Миядзаки оказали на японскую кино-индустрию?

С: Хотя это может звучать как отговорка, мы стараемся не думать об этом. Намеренно. Потому что если бы мы рассматривали это в такой перспективе, мы бы не могли выполнять текущую работу.
Так что, практически, я работал с Миядзаки начиная с Навсикаи, с тех пор прошло почти 30 лет, и я не останавливался.
В то же время, не было момента, когда бы мы оглядывались на прошлые фильмы. И я думаю, именно так мы и должны продолжать работать. Хотя иногда я обдумываю, как сделан фильм, как прошла работа, мы стараемся не делать этого.

И то же касательно того, как повлияли на мир фильмы, в создании которых мы участвовали, - я специально стараюсь не думать об этом. Не знаю, ответил ли я на Ваш вопрос, но таков мой ответ.

М: Я тоже никогда не думал об этом. Иногда приходит момент принятия решения, и я чувствую, что что-то хорошо получилось, вот и все.

В: Вы говорили, что Вам нравится Италия, а как вы относитесь к Франции?

М: Честно говоря, итальянская еда для меня вкуснее. Как-то я поехал во Францию на Рождество, и куда бы я не шел, меня везде кормили фуа гра. Это было нелегко. А, Лувр был очень хорош!

Во Франции много всего хорошего, но итальянская еда мне нравится больше. Надеюсь, это не очень большая проблема =) Один друг во Франции как-то просил меня сделать фильм про дирижабль France. Возможно, это не очень хорошая идея.
По поводу Франции, и режиссера Поля Гримо... В 1954 вышел его фильм La Bergère et le Ramoneur. Он очень повлиял на меня и на Такахату, который на 5 лет старше. Думаю, он оказал большое воздействие и на него.

Я не забыл ничего оттуда, и даже когда я пересматриваю этот фильм, Гримо по-прежнему меня очень вдохновляет и трогает тем, как создает мир. Несколько фильмов подтолкнуло меня стать аниматором, и те из них, что созданы во Франции, повлияли на меня сильнее.
Конечно, есть хорошие фильмы, сделанные в Италии, но они не вызывали во мне чувства, что я должен стать аниматором.

В: Спасибо Вам большое за все, Миядзаки-сан! Вы начали работать в Toei в 1963, с тех пор прошло 50 лет. И, должно быть, каждый день Вы думали об анимации, и работали за столом каждый день. Если оглянуться назад, что было самым сложным и что самым лучшим в работе над этими фильмами?

М: Самым сложным? Ммм....график. Во всех фильмах, самым сложным был график. И еще, я никогда не сделал ни одного фильма, о котором я бы изначально знал, как он закончится. То есть, мы начинали работу над фильмом без знания того, как он завершится.
Так что это было сложным каждый раз. По-другому не сформулировать. И лично я чувствовал, что если мы заранее знаем, как что-то закончится, значит это не то, с чем нам следует работать. И так я начал работать над планированием и сценариями.
Что касается раскадровок, я делал раскадровки как газету. Ну, может быть, не газету, а ежемесячный журнал. Периодические издания. Так что, ни один из сотрудников не имел представления о том, как фильм закончится. И я благодарен им за непоколебимость, за то, что они оставались с нами.

Думаю, это было самым сложным для меня. Но полтора - два года непрерывного обдумывания этого, имели большое значение для меня. Кроме того, все готовые кусочки работы, и то, где они появятся.
И пока мы работали над этим всем, говоря - "это может сработать, а то может не сработать", и обсуждали все, мы начинали глубже понимать фильм.
И с этим пониманием могли думать о том, что произойдет дальше. Это было не очень продуктивно как процесс, но это через него было тяжело проходить. Мы приходили на студию, обдумывая, что будет происходить, и я не знаю, сколько из этих 50 лет прошло таким образом, но таковы были мои будни.

Comments

( 4 комментария — Написать )
okrest
19 окт, 2013 20:07 (UTC)
Может, меня самого выставят в музее
:))
oduvan4iki
20 окт, 2013 19:49 (UTC)
Из России вылез "Мы, да мы, да наш Норштейн"... футынуты
ednovik
21 окт, 2013 04:31 (UTC)
журналисты, они везде одинаковые
oduvan4iki
21 окт, 2013 12:04 (UTC)
нуйолы! человеку свезло попасть на ТАКУЮ конференцию! а он ничего поумнее не мог придумать.
( 4 комментария — Написать )

Метки

Links

Разработано LiveJournal.com